кондрат31-4.gif5890875fa80e1

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

19
Сентября
Среда
FB TW VK OK
okon_vesna.gif58c1585bf2bad
Баннер не установлен
lestv.gif537ef1827c008
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
rod.jpg5a96ad12c3b7c
Что? Где? Когда?
Кто для вас Диего Марадона?
Курс валют в Бресте и области
shos.gif50c8fae30aa4c

СУДЬБА Дмитрия Шостаковича

00:00 08.09.2008
В последние годы заметно возрос интерес белорусов к изучению истории своей страны. Немалое место в ней отводится открытию знаменитых имен, имеющих белорусские корни.     Среди бесспорных гениев музыкальной культуры ХХ века особо выделяется композитор Дмитрий Дмитриевич Шостакович, род которого прочно связан с белорусской землей.
Род Шостаковичей прослеживается еще со времен великого князя Василия III – отца Ивана Грозного. В состав посольства, направленного в то время великим князем литовским к властителю Москвы, входил и Михаил Шостакович, занимавший довольно видное место при литовском дворе. Но его потомки не стали связывать свою судьбу с дипломатией, а прочно осели на белорусской земле в одном из старейших поселений Беларуси – деревне Шеметово, основанной еще в конце XV века. В Шеметово родился и Петр Михайлович Шостакович – прадед композитора. Он был человеком незаурядным, сумел получить довольно солидное образование, окончив Виленскую медико-хирургическую академию по ветеринарной специальности. Будучи человеком либеральных взглядов, он примкнул к участникам восстания против царизма в Польше и Литве, за что в 1831 году был выслан в Пермскую губернию. Там он познакомился с участницей этого же восстания Марией-Юзефой Ясинской, ставшей его женой.
В сороковые годы XIX века Шостаковичи перебираются в Екатеринбург, где у них появляется сын (дед композитора), названный Болеславом-Артуром (позднее сохранилось только первое имя). Он рос в простой обстановке и обучался в уездном училище вместе с детьми рабочих. Воспитание было суровым: знания подчас «стимулировались» розгами. Уже в старости в своей автобиографической книге «Записки Неудачина» он так и озаглавил ее первый раздел – «Розги».
    В 1858 году семья переехала на постоянное место жительства в Казань. Болеслава определили в Первую казанскую гимназию. Проучившись 4 года, он уехал для дальнейшей учебы в Петербург и навсегда связал свою судьбу с северной столицей. Там он женился на одной из жительниц Петербурга, которая родила ему сына Дмитрия – отца композитора. Дмитрий получил хорошее образование и стал инженером-химиком. По воспоминаниям современников, он был страстным любителем музыки. Под стать ему была и его жена – Софья Васильевна Шостакович, одна из известнейших пианисток не только Петербурга, но и за его пределами.
    В этой музыкальной семье 25 сентября 1906 года и родился Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Его музыкальная карьера началась довольно рано. В 13 лет он поступил в Петроградскую консерваторию. Уже в годы обучения Шостакович сочинил Первую симфонию, которая вместе с тремя фантастическими танцами для фортепиано стала его первым опубликованным произведением. После премьеры, состоявшейся в Ленинградской филармонии в 1926 году, Первая симфония вскоре приобрела известность и за рубежом.
Гениальность Шостаковича первым заметил в начале 20-х годов прошлого века директор Петроградской консерватории композитор Александр Глазунов. Он выхлопотал для своего самого молодого студента (Шостаковичу шел тогда только пятнадцатый год) у наркома культуры Луначарского спецстипендию и продовольственный паек – неслыханную роскошь для того времени.
    В 17 лет Шостакович дал свой первый большой концерт как пианист и композитор. Общественность бурно обсуждала необычайное дарование молодого музыканта, отмечая его феноменальное музыкальное чутье и профессиональное мастерство. К 28 годам он уже создал два балета, три симфонии, две оперы и ряд других музыкальных произведений. Слово «гений» стало эпитетом композитора не только в музыкальных кругах, но и в печати. Казалось бы, впереди замаячила широкая дорога для творчества и признания многочисленных почитателей таланта, но жизнь повернулась к нему совсем другой стороной. Коллеги-композиторы устроили Шостаковичу настоящую травлю, начало которой положила статья в газете «Правда» от 28 января 1936 года под названием «Сумбур вместо музыки». Его произведения перестали включать в репертуар театров.
    Композитору писали сочувственные письма, пытались помочь его реабилитировать, но все было бесполезно. За него пытался заступиться и сам Максим Горький, который с возмущением писал, что «статья в «Правде» ударила точно кирпич по голове» и что она «разрешила стае бездарных людей травить гения». Но объявленный «неугодным народу» композитор должен был «искупить свои ошибки» и начать писать «понятную» музыку.
    Чтобы хоть как-то выжить, Шостакович начал писать музыку к театральным спектаклям и кинофильмам, добившись и на этом поприще немалых успехов. Ряд его песен, особенно из кинофильма «Встречный», стали воистину народными. Но он не прекращал работать и над серьезными произведениями, складывая их, как говорится, «в стол».
Война застала композитора в Ленинграде, где он создал свою знаменитую Седьмую симфонию, получившую позже название «Ленинградской». Исполненная в 1942 году в блокадном голодающем городе, она вселяла мужество в соотечественников, призывала их к стойкости и борьбе с врагом.
    В 1943 году Шостакович перебирается жить в Москву. Там он становится профессором Московской консерватории, оставив за собой аналогичный пост и в Ленинграде. Он много сочиняет и трижды становится лауреатом Сталинской премии (1941, 1942, 1946 гг.). Но в 1948 году на него обрушивается новая волна обвинений. Член ЦК КПСС Андрей Жданов назвал Шостаковича одним из главных фигурантов «формалистического направления в музыке». Ряд его произведений снова запрещают к исполнению, несмотря на то, что композитору еще дважды вручили Сталинскую премию (1950 и 1952 г.). Его уволили из Московской и Ленинградской консерваторий с унизительной формулировкой «в связи с несоответствием профессорской квалификации», а его музыку назвали «бесполезной» и «фальшивой».
    В 1952 году композитора, неожиданно для него, включили в состав советской делегации, отправляющейся на Международный конгресс деятелей науки и культуры в Нью-Йорк. Поначалу Шостакович от поездки отказался, ссылаясь на плохое состояние здоровья, но после звонка самого Сталина, попросившего композитора не отказываться от командировки, согласился. Разговор при этом состоялся между ними довольно интересный.
    - Вы должны исполнить вашу Восьмую симфонию!
    - Но ведь она запрещена...
    - Кем запрещена? – искренне изумился вождь.
    И тут Шостаковичу впервые стало понятно, что целенаправленную травлю его творчества организовала не власть, а анонимные «чиновники от музыки», подстрекаемые многочисленными завистниками.
    По возвращении из Нью-Йорка композитор активизировал свою сочинительскую деятельность. Неудивительно, что вслед за пятью полученными ранее Сталинскими премиями он становится лауреатом Международной премии мира (1954 г.), а в 1958 году был удостоен Ленинской и Государственной премий. С 1962 года Шостакович постоянный член депутатского корпуса Верховного Совета СССР, присвоившего ему в 1966 году высокое звание Героя Социалистического Труда.
Возвращаясь к периоду гонений на музыку композитора, следует отметить, что эти годы не прошли для него даром. Каждый раз он не только детально анализировал все написанное им ранее, но и старался найти среди множества созданных им мелодий ту историческую основу, которая позволила ему стать одним из известнейших композиторов ХХ века. Он все больше обращается мыслями к Беларуси, воспоминания о которой передавались в семье Шостаковича из поколения в поколение. Он не раз давал себе слово посетить историческую родину при первом удобном случае, и только сильная занятость, да не совсем надлежащее состояние здоровья не позволяли ему сделать это.
    Была и еще одна причина, не позволившая Шостаковичу вовремя осуществить свою мечту. На личном фронте дела у композитора оказались не столь успешными, как в музыке. Первая его любовь к москвичке Татьяне Гливенко оказалась несчастливой – возлюбленная вышла замуж за другого. Чуть было не расстроилась свадьба и с Ниной Васильевной Вазар – первой женой Шостаковича. Жених не явился на собственную свадьбу, так и не объяснив причину своего поступка. Впоследствии ему пришлось приложить немало усилий, чтобы доказать серьезность своих намерений. В конце концов влюбленные помирились и, по-видимому, были довольно счастливы. За время совместной жизни у них появилось двое детей – дочь Галина и сын Максим. Но супруге не суждено было дождаться внуков. Вскоре после окончания войны она умирает, лишив Шостаковича привычного для него уклада семейной жизни. Этим обстоятельством можно объяснить его скоропалительный и непродолжительный брак с сотрудницей ЦК комсомола Маргаритой Кайновой, о которой он впоследствии никогда не вспоминал. Был период, когда Шостакович серьезно увлекся Эльмирой Назировой, своей бывшей студенткой. Свое чувство к ней он называл «самым главным событием жизни».
    Но в 54 года Шостакович неожиданно сделал предложение выйти за него замуж Ирине Антоновне Супинской, которая была моложе его вдвое. В письме к ближайшему другу Виссариону Шебалину композитор пишет: «У нее только один большой недостаток: ей 27 лет. А так она очень хорошая, умная, веселая, простая, симпатичная. Носит очки, звуки «л» и «р» не произносит».
    Но новой жене удалось сделать то, чего так ждут гении и чего не смогли дать Шостаковичу его предыдущие женщины. Ирина подарила мужу возможность не думать ни о чем другом, кроме музыки. Эта умиротворенность в семье позволила Дмитрию Дмитриевичу решиться-таки на посещение родины своих предков - Беларуси. Автор знаменитой оратории «Песнь о лесах» решил лично познакомиться с «главным лесом Европы» - Беловежской пущей, рассказы о которой постоянно витали в семье Шостаковичей с незапамятных времен. Не случайно известный белорусский историк Юрий Жыгамонт сумел услышать в музыке композитора свободолюбивый дух повстанцев Беловежской пущи и нарочанского края, проявившийся у него, как говорят, «на генетическом уровне».
Чтобы не привлекать к себе внимание со стороны музыкальной общественности республики, Шостакович прибыл в пущу прямо из Москвы, не останавливаясь в Минске. Он рассчитывал пожить в лесу, как минимум, неделю, как это было во время его регулярных посещений Дома творчества композиторов в Ленинградской области. Туда он сбегал из шумной Москвы, чтобы самозабвенно отдаться сочинению музыки под сводами медноствольных сосен Карельского перешейка. Но прожить в пуще намеченный срок не удалось. Состояние здоровья требовало постоянного присутствия врачей. Не хватало сил даже для непродолжительных прогулок к вольерам с дикими животными, расположенным практически рядом с гостиницей. Поэтому Шостаковича больше видели сидящим на скамейке напротив Музея природы, поддерживающего свою парализованную правую руку левой. И все же он не был похож на старика, несмотря на заметную малоподвижность. Возможно, этому способствовал жизнерадостный облик его молодой супруги, приветливо улыбавшейся всем проходящим мимо них туристам, пытающимся понять: действительно ли они видят живого классика?
    Через два дня супруги покинули пущу, унося с собой и ее «вековую печаль», и ту гамму чувств, которую испытывает каждый при посещении этого известного места планеты. К сожалению, теперь уж не узнать, что испытал Шостакович при встрече с исторической родиной. Но это и не так важно. Ведь то, что, несмотря на довольно плохое состояние здоровья, он все же решился на поездку, – говорит о многом. Возможно, сидя на скамейке у музея, расположенного в древнем лесу, он вслушивался в шум вековых пущанских деревьев, в который так естественно вплетаются птичьи трели, раскладывая его по нотам и подбирая музыкальные инструменты, звучащие соответственно этому вечному величественному природному оркестру...
Умер Шостакович 9 августа 1975 года от рака легких, спустя два года после посещения Беловежской пущи, так и не написав музыку, посвященную этому великому лесу. В настоящее время в Ленинградской филармонии бюст Шостаковича стоит в одном ряду с такими гениями музыкального искусства, как Моцарт и Бетховен, поскольку величие композитора бесспорно и сказывается не только в силе воздействия его произведений на слушателей, но в приобщении их к высокой и содержательной музыкальной культуре.



Автор
Вячеслав СЕМАКОВ.

Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!