кондрат31-4.gif5890875fa80e1

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

19
Декабря
Среда
FB TW VK OK
Баннер не установлен
farkop11.gif5be13917dfc90
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
pravilaRI19.jpg5bdc2552a90fe
Что? Где? Когда?
Как надо праздновать Новый год?
Курс валют в Бресте и области
DSC_5223.jpg5b570fd62f248

Брестчанин стал одним из лучших абитуриентов Щепкинского училища

14:39 24.07.2018

«Не верю! – бросает знаменитую фразу Станиславского при встрече Глеб. – Я до сих пор не верю!». 17-летний брестчанин просто сияет от счастья: он студент! Позади более 30 экзаменов в шести театральных вузах Москвы, штурмовать которые он принялся еще в середине апреля. В один из них – Институт современного искусства – его брали с руками и ногами уже после предварительного прослушивания: без экзаменов к себе на курс звал Дмитрий Певцов. Но абитуриент Образцов метил выше.

МХАТ, ГИТИС, ВГИК, «Щепка», «Щука». Первые туры он прошел везде, что феноменально и недостижимо даже для москвичей. А в Щепкинском училище, студентом которого Глеб стал в итоге, он оказался первым по рейтингу среди парней и третьим среди всех четырех тысяч поступающих. Конкурс сюда нынче был свыше 160 человек на одно место!

«УЛЫБНИСЬ. А ТЕПЕРЬ С ЗУБАМИ»

– Мои родители были изначально против театрального, – рассказывает Zarya.by Глеб. – Папа – инженер, мама – юрист. Конечно, им хотелось, чтобы я выбрал более приземленную профессию. Отговорить они не пытались, а вот перенаправить – да. И в какой-то момент у них это даже получилось. В начале учебного года я стал налегать на математику, чтобы поступать на экономиста. Но потом все равно вернулся к актерству.

 Стать артистом – мечта Глеба чуть ли не с первого класса. Сколько себя помнит, он постоянно участвовал в школьных линейках, утренниках, спектаклях, которые ставились в театральном кружке. А одним из первых, кто разглядел в нем актерский потенциал, был режиссер Брестского театра драмы Тимофей Ильевский. 

– В составе творческой группы гимназии №6 на городском конкурсе мы ставили «Хамелеона» Чехова, где я играл генерала Очумелова. После спектакля ко мне подошел Тимофей Зиновьевич и поинтересовался, куда собираюсь поступать, пригласил к ним в колледж на театральное отделение. Хотите верьте, хотите нет, но на тот момент мое счастье было таким же по силе, как и сейчас, когда я поступил в «Щепку». 


Сегодня рядом со счастливым Глебом – не менее счастливый наставник. Готовила его к поступлению актриса Брестского академического театра драмы Янина Малинчик, получившая широкую известность после съемок в российском фильме «Батальон».

– С Яниной Владимировной мы не были знакомы раньше, хотя я не раз видел ее на сцене нашего театра. Перед поступлением мы искали педагога, который смог бы заниматься со мной литературой и театроведением. Через знакомых моя мама вышла на Янину Малинчик, которая, как оказалось, готова была подтянуть меня и по актерскому мастерству.

– Я очень долго уговаривала маму Глеба отказаться от меня, потому что я ни разу не педагог, – смеется Янина. – Просто актриса, которая может научить только тому, что умеет сама, и любви к профессии. Поэтому мы в большей степени готовились к поступлению морально. Я рассказывала обо всех тех ужасах, через которые пришлось пройти лично мне. Например, фраза «Улыбнись. А теперь с зубами» – давно уже не шутка, а, скорее, норма для театральных вузов: комиссия оценивает тебя, как лошадь на базаре. 

– О да! У нас даже появилось понятие «щепкинские зубы», – подхватывает Глеб. – Нечего пытаться попасть в «Щепку» с кривыми зубами, даже если ты суперталантлив. Ни в одном другом вузе не просили показать зубы. Во МХАТе, например, надо было просто широко открывать рот, там смотрели расположение уздечки. Это важно для сценической речи: есть врожденные дефекты, которые не в силе исправить даже логопед.

– Яна, а вы сразу поверили в Глеба? – интересуюсь я. 

– Да! Когда его увидела, сразу поняла: шансы есть, но никому об этом не сказала.  Наоборот, постоянно говорила и Глебу, и его маме, что можно быть талантливым, годами готовиться, но в итоге не поступить, так как именно в этот год нужен другой типаж. Поэтому для меня до сих пор удивительно, что Глеб проходил успешно туры во всех вузах, ведь у каждого из них свои требования к студентам: одному нужен рыжий конопатый, другому – герой-любовник. Редко бывает так, чтобы один человек мог пригодиться всюду, это же насколько универсальным надо быть! 


«ПОКАЖИ МНЕ… ЖУКОВА!»

Янина вспоминает: единственное, что умел в начале их знакомства Глеб как актер – громко разговаривать.

– Это был безумный поток энергии, который оглушал. Я постоянно просила: «Глеб, тише, спокойнее. Актер должен быть разным. Не только экспрессивным, но и романтичным». В общем, мы потратили немало времени, чтобы хоть чуть пригасить этот вулкан.

– По большому счету, именно экспрессия сыграла со мной злую шутку в ГИТИСе, – говорит Глеб. – Олег Меньшиков, худрук курса, «слил» меня со второго тура. Сам по себе Меньшиков спокойный, уравновешенный. Видимо, и актеров искал под стать себе.

В ГИТИСе набирал нынче курс и другой Олег – знаменитый театральный режиссер Кудряшов.

– Мне показалось, что у него был самый жесткий отбор. Он конкретно знал, какие люди ему нужны, поэтому остальных отсеивал на первом же прослушивании. То, что я прошел дальше, нереально круто! Из двухсот человек это удалось лишь четырнадцати. От Кудряшова, кстати, я получил свое самое необычное задание: «Ты учился в гимназии имени Георгия Жукова. А покажи мне… Жукова!». Долго не думая, я начинаю читать басню командным голосом и машу руками, после чего он произносит: «А теперь без слов». Тогда я говорю: «А давайте он будет на коне!» и просто начинаю скакать. 

Глеб рассказывает, что ни на одном из испытаний ни разу не услышал классическую просьбу комиссии «Удивите нас!», которая обычно вводит в ступор абитуриентов. Но интересных заданий было немало. Одно из таких он получил на первом туре во ВГИКе.

– О, там я кайфанул, конечно! Я прочел басню, после чего меня спросили, танцую ли я. Я ответил, что могу, ведь когда-то занимался брейк-дансом. На что услышал: «Хорошо, читай басню и танцуй брейк-данс». В такие моменты, честно говоря, ты даже не задумываешься, сможешь или нет, ты просто делаешь. 

– Молодчина, Глеб, вспомнил мои слова! – смеется Яна. – Я постоянно ему талдычила: «Там, как в армии: что бы ни сказали – делай!». Членам комиссии не нужно идеальное исполнение. Им важно увидеть твою реакцию: будешь кочевряжиться или нет. 


«ГОВОРИ МАЛО, НИЧЕГО ЛИШНЕГО»

К поступлению Глеб начал готовиться в декабре прошлого года. За пару месяцев ему предстояло пройти курс по истории театра, который студенты театральных обычно изучают не один год, поработать над сценической речью, вокалом, пластикой. Но самое важное – подготовить программу. Минимумом для московских вузов считаются три прозаических отрывка, три стихотворения и три басни.

– К апрелю мы выучили репертуар в три раза больше. Из стихотворений – Есенин, Рождественский, Маяковский, Бродский, Заболоцкий, – Глеб загибает пальцы, пытаясь вспомнить всех. – Из прозы – Горин, Разумовская, Шекспир…

– Но потом у Глеба пошли бесконечные сомнения: «Как-то просто, хочу еще чего-то», – перебивает его Яна. – Окей, мы стали искать. И нашей вишенкой на торте стал Достоевский с мало кому известным рассказом «Двойник». Мы понимали: не каждый из сидящих в комиссии читал его. Но вы можете себе представить, как должен был подскочить рейтинг Глеба?

Достоевского Глеб читал на третьем туре во МХАТе. Там требовали прозу. Необычный выбор вчерашнего школьника и вправду удивил комиссию. 

– Я начинаю читать и вдруг понимаю, что от волнения подзабыл текст, – вспоминает Глеб, – и дальше просто уже импровизирую. Хорошо, что этого никто не заметил и что нас останавливали раньше. А так даже не знаю, что бы я еще насочинял.  

– К таким форс-мажорам в принципе Глеб был готов, – говорит Яна. – Перед поездкой в Москву мы устроили для него первый экзамен в нашем театре. Принимала его мой педагог по сценречи Валентина Яновец. Глеб так разволновался, что допустил все ошибки, от которых пытались его предостеречь. Я постоянно твердила: «Говори мало, делай только то, что просят, ничего лишнего». Получилось же все наоборот. Но хорошо, что это произошло здесь. В Москву Глеб поехал уже подготовленным. 


«У НАС УЧИТЬСЯ ХОЧЕШЬ?»

Во многих театральных вузах основные испытания предваряет прослушивание. После идут три тура, а за ними следует творческий экзамен, который делится на чтение, сценическую речь, пластику и танец. Завершает вступительный марафон коллоквиум, который обычно построен на вопросах об истории театра. 

– Экзамены проходили одновременно в пяти вузах с интервалом в 1-2 дня, – рассказывает Глеб. – Первым было прослушивание в «Щепке» – с нее я начал, ею и закончил. Здесь было больше всего экзаменов. Но мне каким-то чудом удалось кое-где «перепрыгнуть». В «Щепке» требуют классику. Поэтому на первом туре я не очень впечатлил комиссию своим репертуаром, и мне дали домашнее задание – выучить монолог Эдмунда из «Короля Лира». Честно говоря, сперва я даже расстроился, но потом услышал в свой адрес: «Образцов, вы впечатлили и проходите сразу на третий тур».

– У тебя же еще где-то такое было? – спрашивает Яна.

– Да, в Щукинском училище педагог и актриса Валентина Николаенко, известная по фильму «Свадьба в Малиновке», с прослушивания отправила меня сразу на второй тур, минуя первый.

На третьем туре в Щепкинском училище, где Глеб Образцов читал Шекспира, присутствовал уже художественный руководитель курса – народный артист России Борис Клюев. 

– После тура меня и еще троих ребят попросили снова зайти в аудиторию. Я думал, начнут критиковать: «Парень, сбавь обороты, ты переигрываешь», ведь кому-то из нашей четверки сказали поработать с логопедом. И вот стою я перед  Клюевым, а он спрашивает: «Куда еще поступаешь? – Везде. – Правильно. А у нас учиться хочешь? – Конечно. – Мы хотели бы видеть тебя у нас на курсе. Не подведи, Глеб». У меня от его слов по всему телу побежали мурашки. Помню, вышел из училища, набрал маму и просто побрел по Москве. В тот день я прошел много километров... 


«Я ПОДОШЕЛ ИДЕАЛЬНО»

– «Щепка» – это, грубо говоря, суворовское училище в области театра, – рассуждает Глеб. – Туда набирают ребят, которые смогут сыграть классику. Например, всех героев «Горя от ума». Даже сам Борис Клюев говорит: «Мы заранее видим, кто у нас Фамусов, а кто Чацкий». Там просто берут пьесу и примеряют ее на каждого абитуриента. По классическому типажу, думаю, я подошел идеально.

Парень признается, что безумно счастлив от того, что поступил именно в «Щепку». Ведь в театральной среде существует мнение: умея играть классику, ты всегда сумеешь сыграть быт и современность. 

– Кроме того, моим педагогом будет Мария Евгеньевна Велихова, с которой у меня уже сложились достаточно теплые отношения. Именно она выучила Олега Меньшикова, у которого, кстати, тоже «щепкинское» образование. Так что, если бы я попал на курс непосредственно к Меньшикову, то получил бы школу уже другого человека, а сейчас, выходит, я иду по его стопам, – улыбается Глеб. – А после учебы мне больше всего хотелось бы попасть именно в театр Ермоловой, художественным руководителем которого является Меньшиков. 


Автор
Елена ДАНИЛОВА

Комментарии

Галина Гурпа
18.08.2018 13:33:02
Плакала, когда читала эту статью. Горжусь, что у меня такой родственник! Удачи тебе, Глеб, здоровья, мудрости, счастливого студенчества. Хотим видеть тебя на телеэкранах и лучших сценических площадках мира!
Antimatter
24.07.2018 22:16:53
Будем следить за карьерой земляка, пусть у него всё получится.
кононенко галина владимировна
24.07.2018 21:11:05
Мы очень рады и гордимся тобой! Молодчинка!

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!