кондрат31-4.gif5890875fa80e1

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

21
Ноября
Среда
FB TW VK OK
Баннер не установлен
lestv.gif537ef1827c008
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
rod.jpg5a96ad12c3b7c
Что? Где? Когда?
Как вы оцениваете качество, оказываемых ЖКХ услуг?
Курс валют в Бресте и области
DSC_6490.jpg57dcf8ce41d86

Лучшим спектаклем "Белой вежи" названа "Чайка" (фото)

11:03 17.09.2016

Брест очарован уличной постановкой чешских артистов

Уличный спектакль чешского театра Нового Фронта «Сausa Fatalis» в режиссуре Ирины Андреевой прозвучал в минувшие выходные заключительным аккордом «Белой Вежи». Брестские зрители, принявшие постановку на ура, однозначно, проявили хороший вкус. Поскольку спектакль в жанре трагикомедии снова доказал: гармоничное сочетание зрелищности и смысла в искусстве возможно! 

Спектакль – в лучших традициях уличного театра: зрелищный и яркий. Без слов.  В нем много отсылок к цирковому искусству, что, безусловно, не может не нравиться детям. Да и просто случайным прохожим. 



Практически у всех актеров в начале действия – элементы клоунского грима на лицах, у некоторых на ногах – забавные штанишки в три четверти и гольфы в «цирковую» полоску», что еще больше подчеркивает и без того умилительную доброту их образов. А одну особо «выразительную» даму, героиню постановки, художник по костюмам облачил в комбинезон телесного цвета, дополненный аппетитными, но, к сожалению, бутафорскими формами. 

Атмосфера цирка также чувствуется в ловкости, с которой артисты двигаются по декорациям, установленным в форме дома высоко над землей. Она очевидна в моменты игры с огнем и жонглированием. Инстинктивно ощущается она и в комичности, с которой актеры, жильцы «дома», повествуют о своих обыденных делах. Когда, например, дама «в комбинезоне» беззастенчиво пытается протиснуться бутафорскими формами в детское корытце для купания – и в конце концов делает это! Когда ее соседка, усидчивая, но совершенно бесталанная «певица», в порыве вдохновения исполняет эротический танец с шестом (разумеется, помня, что на площади  – дети, так что все в пределах приличий; даже обнажившиеся перед публикой белье и чулки на подтяжках благодаря комичной манере исполнения актрисы не смотрятся на ней вульгарно). 


Когда их общий сосед, забавы ради, примеряет на себя костюм куриного яйца и в ботинках а-ля курьи ножки избушки Бабы Яги бегает по сценической площадке. В некоторые моменты уличный спектакль так сильно напоминает цирк, что желание следить за смыслом и сюжетом пропадает вовсе. И хочется быть в эту минуту только ребенком, чтобы, забыв обо всем, наслаждаться моментом и состоянием беззаботности… 

Но вместе с тем по задумке режиссера спектакль разговаривает со зрителем еще на серьезном  театральном языке. Он пропитан символами, которых, как и в «Чайке» Федоришина, для постановки уличного формата нетрадиционно много. Надо успеть увидеть и «прочитать» все. 


Опасный незнакомец, человек в черном, прототип Воланда, на протяжении спектакля незаметно завладевает умами и волей всех жильцов дома. Он бросает им хлеб и дает вина  – тогда они окончательно теряют разум. Он берет в руки книгу и вытряхивает из нее серебристую пыль, словно из каждого героя  – его сущность.    

Следующей сценой режиссер как будто приоткрывает калитку в ад. Жильцы дома из беззаботных, невероятно милых и комичных существ превращаются в однообразных, загипнотизированных, безликих тварей. Действо, происходящее на площади, теперь напоминает  изгнание дьявола, если вообще можно представить этот процесс. Герои корчатся, от испытываемой боли мучат друг друга и даже… пробуют запугивать зрителей! Книгу их жизней «Воланд», не колеблясь, предает огню…


Картинка на площади постоянно движется, отчего в некоторых, особенно напряженных сценах становится трудно уследить за всем действом. Возникает идея наблюдать за кем-то одним из пяти персонажей, но все, что происходит на условленной сцене, настолько объемно, многогранно и эффектно, что хочется соприкоснуться с каждой деталью…

Действие меняется вновь. Довольствуясь разрушениями, незнакомец взбирается на «крышу» дома в попытке нанести последний удар, но, иссякнув от собственного зла, погибает… 

Одна из героинь, та, что некогда украшала двор неуклюжими аппетитными формами, облачившись в белое,  несет виноградную гроздь – символ возрождения и духовной жизни. Чары рассеиваются. Герои медленно отходят от рокового сна. Всюду  – пепел и руины. Зло, кажется, проиграло, но унесло с собой все очарование наивного. И жизни, и людям в ней больше не стать прежними...











фото Александра Шульгача

Автор
Виктория АТРОЩЕНКО

Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!